Начало формы Конец формы - страница 10

^ КАК СТАТЬ ГИДОМ К ОХОТНИЧЬЕМУ ДВОРЦУ
ЧЕРЕЗ час мое заявление с просьбой о зачислении в экскурсоводы уже

лежало в канцелярии Энгеля. А сам он вел очередную экскурсию к Охотничьему

домику (так здесь по привычке называли бывший царский дворец). Теперь я был

не просто участником экскурсии, а жадным учеником, ловил и запоминал каждое

слово, уже мысленно репетируя, как это же буду произносить сам.

Нас окружали дремуче-лесистые горы, и по ним радиусами во все стороны

от Поляны расходились неведомые мне тропы. Прошел я пока только по одной из

них - на Ачишхо. А нужно разыскать одну за другой все, по каждой пройти,

запомнить приметы, ложные развилки и повороты, уметь отыскать любой путь -

иначе какой же я буду экскурсовод? Усвоить научное содержание экскурсии

казалось более легким делом - ведь тут можно понять причины явлений,

разобраться, что с чем связано... А в тропах? Думалось, что в них и не

сыщешь никакой логики.

Первая же тропка, по которой мы двинулись, начиналась очень просто -

прямо от турбазы - и шла круто вверх ореховым садом, пересекая широкие,

почти горизонтальные дороги, с которых открывались прелестные виды Поляны.

До первой такой дороги оказалось меньше десяти минут хода - совсем рядом с

турбазой были объекты приятных прогулок, доступных даже для больных и

престарелых.

Совсем иначе смотрю я теперь на открывающиеся мне пейзажи. Я как бы

вступаю во владение ими и испытываю удовольствие от неожиданного чувства

хозяина: стараюсь запомнить каждый красивый уголок, каждый живописный

поворот дороги.

Кстати, Энгель даже о совсем обычных дорогах рассказывает интересные

вещи. Ведь это были проложенные по специальному плану "пути к культурным

участкам". Их трассировали тут еще в начале столетия при планировке

предполагавшегося курорта Романовска.

Крутая тропка вывела на верхний ярус шоссе, которое пришло сюда, сделав

далекую, полого поднимающуюся петлю. Продолжается рассказ о дореволюционном

прошлом Красной Поляны. Большую дачу, видную слева от шоссе, Энгель назвал

Хомяковкой - ею владел деятель государственной думы Хомяков. С этого же

перекрестка круто вверх взвилась тропка, искусно вырубленная лесенкой в

камне по отвесной скале. А мы шли дальше по ленивым извивам шоссе, дышали

живительным воздухом высей. Поляна, солнечная, приветливая, лежала под нами

метров на двести ниже. Игрушечные домики белели в густой зелени садов.

Вот она, вся как на ладони, обозримая и понятная. Уже эта небольшая

набранная нами высота позволяет видеть, как правильно и параллельно между

собою вытянулись вдоль Мзымты четыре главные улицы поселка. И уже первая

доза краеведческих сведений, почерпнутая от Энгеля, помогает видеть Поляну

тоже как бы с высоты: с высоты сегодняшних знаний в глубину прошлых лет. Нам

легко представить, что и эта четкая геометрия улиц досталась скромному

поселку в наследство все от той же курортной планировки.

И рождается желание: увидеть Красную Поляну со всех вершин, с любых

высот и воссоздать ее облик на разных этапах истории, чтобы вся она - и

своим прошлым и всей сложностью сегодняшней жизни - стала так же ясна и

понятна, как при взгляде с этого карниза шоссе.

Вверх от белого "свитского" домика к дворцу вела тополевая аллея и

прямолинейная пологая лестница из белых известняковых ступеней. Для царя?

Нет, ее строили уже в советское время, когда во дворце помещался санаторий.

Вот и дворец. В скальной выемке, выбитой в крутом отроге Ачишхо,

поставлен совсем не домик, а трехэтажный дом, крепко и складно скроенный,

без признаков внешней роскоши. На площадке возле дома видны скучающие фигуры

отдыхающих. А есть и развлекающиеся: одни режутся в домино, другие заняты

биллиардом. Чувствую, что мне трудно понять этих людей: как можно скучать в

этом удивительном горном мире, как можно променять на игру "в козла"

прогулки по невиданной красоты окрестностям, восхождения на вершины, где

можно встретить настоящих диких козлов...

Выходим над обрывом и понимаем, над какими кручами врублена в склон

площадка дворца. Когда-то сюда подходил верхний виток шоссе, но его срезало

большим оползнем. С бровки обрыва превосходный вид вверх по Мзымте и на

Аибгу. Энгель показывает нам Псеашхо и говорит, что там проходит туристский

маршрут на северный склон, к центру заповедника.

Рядом с дворцом еще один дом. Что если о нем спросят туристы? Ведь мне

теперь надо все знать...

- Владимир Александрович! А это тоже для свиты?

- Нет, голубчик. Это дача генерала Драчевского. Она стояла раньше не

здесь, а внизу, за Поляной, у Васильевского ручья. Ее перенесли сюда

несколько лет назад, чтобы в доме отдыха было просторнее.

Меня пугает, сколько же всего должен знать краевед. Интересную историю

могут иметь отдельные здания, обыкновенные дороги, подчас даже деревья, и

все это нужно знать и помнить!

Спускаемся по той же лестнице к свитскому домику, а затем по хребтику,

поросшему кустами понтийской аза-леи, срезаем ведший нас вверх виток шоссе.

Выходим как раз на ту скальную лесенку, которая ушла от нас на подъеме

вправо, и спускаемся по ее цельнокаменным ребристым ступеням на шоссе. Как

приятно пересекать уже пройденный путь: увереннее ориентируешься, начинаешь

ощущать себя как бы владельцем территории, обнятой кольцевым маршрутом. И

насколько интереснее возвращаться не тем путем, каким поднимался!

Продолжаем спуск, но не по шоссе, а опять новой дорогой, мимо

Хомяковки. Двухэтажная дача заняла пологое плечо отрога над самой Красной

Поляной, можно сказать, "в бельэтаже" над поселком. Отсюда вниз устремляется

еще более крутая тропка среди авалей, заставляющая вспомнить вчерашний спуск

и боль в ногах, и вот уже журчит у наших ног тот же Дворцовый ручей, что

струится у ворот турбазы.

Телеграмма домой: "Остаюсь Красной Поляне месяц экскурсоводом турбазы".

Справлюсь ли? Что же, с такой экскурсией, как сегодня, наверное, справлюсь.


5897976170044909.html
5898036795958795.html
5898118583893423.html
5898266684995451.html
5898412568178932.html