Есть над чем задуматься - Российская благотворительность в зеркале сми



Есть над чем задуматься
^ ПОНУЖДЕНИЕ К ФИЛАНТРОПИИ
Несколько историй об обычных волонтерах, необычных детях, благотворительном сервисе и частной собственности на взрослых
^ Даниил Новиков, «Псковская губернiя» (Псков), № 029-030, 28.07.2010, c. 4, 5

Значение слова "семья" в последние пару месяцев для меня существенно расширилось. К традиционным образам "ячейки общества" и людей, связанных кровными узами и общностью быта, прибавились и другие. Моему хрестоматийному представлению об институте семьи пришлось серьезно трансформироваться благодаря друзьям, занимающимся семейным устройством детей-сирот. Они заставили меня с нового ракурса взглянуть на понятие такой "социальной группы".


Клуб, превращенный в дом

Оказалось, что семья может быть очень разной, порой весьма странной. Вот, например, в деревне Федково Порховского района есть большой дом, бывший сельский клуб, там живут дети и взрослые.

Родственными отношениями они не связаны, но живут вместе, ведут общее хозяйство уже больше года. Дети, правда, сироты, и уже почти совершеннолетние, но диагноз умственной отсталости дает им возможность наслаждаться всеми радостями и беспечностью среднего школьного возраста. Взрослые тоже не совсем зрелые - большинству наставников около 30 лет. Но с педагогической задачей они справляются, пускай и не без помощи сопровождающих специалистов.

Вообще этот дом на четыре квартиры предназначен для приемных семей, готовых взять на воспитание детей-инвалидов по программе благотворительной организации "Росток". И пока альтруистов не было, в 2009 году волонтеры решили оформить "временное пребывание" четверых воспитанников из детского дома-интерната и поселить их в Федково - на лето. Как и водится в таких случаях, эксперимент затянулся, прошел целый год, а ребята так и не вернулись в интернат. Они обрели дом и, пожалуй, семью.

Эта семья, повторюсь, очень странная - в ней нет полноценных отцов (мужчин-воспитателей ребята воспринимают, скорее, как авторитетных старших братьев), а мам - несколько, и они появляются и исчезают неожиданно. Но для "государственного" ребенка семья - это не комплект людей с рекламного буклета турагентства. Семья - это такое место, где тебя любят, уважают, развивают, воспитывают и радуются любым успехам.

Успехи у федковских ребят с высоты навыков здоровых людей весьма скромные. Но для них - это гигантские шаги. За год парни научились колоть дрова, топить баню, ухаживать за животными, готовить еду - ну, в общем, жить самостоятельно. И это при том, что в начале проекта недоразвитая моторика не позволяла некоторым даже держать топор в руках.

За чудесными метаморфозами с интересом наблюдает весомая часть российского волонтерского сообщества - блог dcim.livejournal.com читают уже 1350 человек. Те из читателей, кто никогда волонтерством не занимался, следят за проектом в Федково с тем наивным восторгом, каким может располагать только человек, не понимающий, что движет теми, кто добровольно и бескорыстно берет на себя ту работу, которой больше никто не желает заниматься.


"Все, что я ни делаю, я делаю для себя"

В обсуждении природы благотворительности неизменно всплывает один и тот же провокационный, неудобный и чаще всего некорректный вопрос - вопрос мотивации. Что заставляет людей расходовать свое время и деньги на нужды и потребности других? В тщетных поисках истины сломано немало копий, озвучено десятки очевидных и скрытых, пафосных и честных вариантов.

Но споры все равно будут продолжаться, потому что единого ответа быть не может. Думаю, у каждого человека, занимающегося благотворительностью, есть незавершенное исследование собственной мотивации и, соответственно, почва для эпизодической рефлексии на эту тему.

Безусловно, в основе благотворительной деятельности есть эгоистичная составляющая. И не просто есть, я убежден, что она первостепенна. Когда человек делает что-то для других - в глобальном смысле он все равно делает это для себя, даже если со стороны это и кажется самопожертвованием. Дивиденды благотворитель получает в основном психологические: самореализация, открытие в себе новых горизонтов, получение уникального духовного опыта. Иногда людьми движет жажда общения и новых знакомств, стремление "стать лучше" (в своих глазах в первую очередь). Иногда человек попросту желает найти кого-то еще более несчастного, чем он сам, и самоутвердиться через помощь.

Хорошо это или плохо? Наверное, хорошо - ведь тем, кому действительно помогли, не особенно важно, решал ли кто-то таким способом собственные психологические проблемы. Тем более, что проблемы в большинстве случаев встречаются все же более достойного толка, чем самоутверждение, и связаны они, главным образом, с нежеланием мириться с существующим порядком вещей.

Голодающие бездомные, обездоленные старики, тяжелобольные дети... Все это кажется настолько несправедливым - так быть не должно! - что у многих, чуть сильнее погрузившихся в тему, вызывает почти физиологический дискомфорт, порой затяжную депрессию и, как следствие - естественное желание хоть как-то изменить ситуацию. Поэтому, когда благотворители говорят: "мы делаем мир чуточку лучше", это не патетика самовосхваления. Это лишь коряво сформулированное стремление вмешаться в существующий порядок вещей, который, скорее, хочется назвать "беспорядком".

Бесспорно, среди занимающихся благотворительностью людей встречаются и люди, которым, что называется, "сносит крышу". Они начинают считать себя спасителями обездоленных, чуть ли не вершителями судеб. Но такие "благодетели" долго в благотворительной сфере не задерживаются. Остаются только те, кто находит в себе смелость признать: "Все, что я ни делаю, я делаю для себя".


Помогающие помогать

Пожалуй, с мотивацией тесно связана и форма благотворительной деятельности. Форм этих множество, но большинство россиян традиционно связывают благотворительность со сбором и распределением материальных средств. И уверены, что добровольные пожертвования, если таковые вообще встречаются - удел обеспеченных людей и успешных фирм. В Европе, к слову, пожертвования физических лиц составляют до 80% бюджета некоммерческих организаций. Средняя американская семья тратит на благотворительность около 5% годового дохода. И занимаются благотворительностью практически все - просто потому, что там это делать удобно и интересно.

В России я знаю двух людей, которые страстно желают сделать благотворительность такой же доступной и увлекательной, как и за рубежом. Это Чулпан Хаматова и Валерий Панюшкин.

Чулпан на пару с актрисой Диной Корзун создала фонд "Подари жизнь! ", а Валерий при помощи газеты "КоммерсантЪ" сформировал "Российский фонд помощи". В обоих проектах главное для меня - не количество собранных средств и даже, как цинично это ни звучит, не число спасенных жизней. Для меня очень важно то, что проекты Хаматовой и Панюшкина демонстрируют инновационный подход к благотворительному вопросу.

Чулпан ежегодно устраивает сборные концерты, где на одной сцене могут собраться, например, Наоми Кэпмбелл, Надежда Кадышева и Юрий Шевчук. И создать вместе с детьми фееричное и трогательное шоу. А еще "Подари жизнь! " проводит Всемирные Игры Победителей - спортивные соревнования для детей, перенесших онкозаболевания. Или организует "Школу клоунов" в Российской детской клинической больнице.

"КоммерсантЪ" создал "фонд помощи богатым" - так это явление называют сами сотрудники издательского дома. Это когда обеспеченные и здоровые читатели продуктов "Коммерсанта" хотели престижно-благородно и - важно - адресно - помогать бедным и больным, а "моста" между ними не было. И "Российский фонд помощи" стал таким мостом, помогающим одним помогать другим. И превратил благотворительность в обязательный элемент внутреннего стиля российского истеблишмента - во многом благодаря зачаровывающим статьям Валерия Панюшкина, в которых впервые в российских СМИ истории о больных детях читались увлекательнее историй о жизни "звезд".

Хаматова и Панюшкин делают то, что совсем недавно казалось невозможным - переводят благотворительность в другую плоскость. Из унылой "милостыни" - в веселый праздник. Из социального подвига - в увлекательное действо, приключение, игру, доступный сервис. И самое важное - находят подражателей. Пару лет назад Рунет восхищался проектом helping-hand.ru, когда для сбора средств другу, больному раком крови, его друзья создали простой, но красивый и интересный сайт - с рисунками, рассказами, видеороликами о своем товарище. И успешно собрали деньги на операцию в Израиле.

У ребят из движения "Еда вместо бомб", должно быть, были другие ориентиры, но технология та же - заражающая наблюдателей инициатива. Почти каждые выходные активисты приходят на один из московских вокзалов и приносят горячую еду для бездомных. Разливают из армейских бидонов в одноразовый пластик собственноручно сваренный суп, иногда балуют своих подопечных выпечкой, собранной по дружественным ресторанам.

Бездомные давно знают время и место встречи, организованно встают в очередь, но работать на раздаче еды волонтерам все равно тяжело. Взрослые, больные, разочаровавшиеся в жизни люди - это не маленькие детки из приютов. Каждая акция стоит организаторам немало потраченных нервов, но на следующие выходные они приходят на вокзал снова. Предполагаю, что кроме политических мотивов ("Еда вместо бомб" борется с милитаризмом) ребятами движут еще два: первое - они видят результат; второе - это дает колоссальный позитивный заряд.


Личные взрослые

У команды псковского проекта "Помогай-ка! " (pskovhelp.ru) тоже есть результаты, и про источники позитивной энергии они знают не понаслышке. Сайт pskovhelp.ru пропагандирует помощь детям-сиротам и детям из малообеспеченных семей - в интернете анонсируются благотворительные акции, а потом публикуются подробные и красочные отчеты о том, как все прошло.

Активисты "Помогай-ки" пытаются развить независимое волонтерство в Псковской области. Чтобы выработать эффективную технологию действий, они намерены провести до конца 2010 года десяток акций-праздников в детских домах региона. Без спонсорской помощи, без растлевающих детскую психику подарков - просто общение с детьми через совместные игры и творческие занятия.

Между тем, "Помогай-ка! " - всего лишь группа людей, сообщество без всякой регистрации в Минюсте, и потому не ставит перед собой масштабных благотворительных целей. В условиях, когда органы государственной власти не только не справляются с обеспечением базовых прав детей, но и зачастую беззастенчиво игнорируют свои прямые обязанности, объем несправедливости настолько огромен, что преодолеть его даже в отдельно взятом регионе невозможно. Поэтому основная цель проекта - поиск людей и идей для успешных и ярких частных волонтерских акций.

В составе команды уже есть танцоры, музыканты, специалисты по организации детских праздников. Постоянно действующих волонтеров немного, но за каждым - десяток друзей, готовых эпизодически подключаться к мероприятиям.

Первая, пробная акция "псковхэлповцев" прошла 12 июня 2010 года. Волонтеры устроили грандиозный детский праздник в той самой деревне Федково, где умственно ограниченные подростки совершенствуются в адаптации к реальной жизни.

Здоровые (деревенско-дачные) и больные дети веселились вместе, невзирая на возраст и группы инвалидности. В воздухе летали мыльные пузыри, бумеранги, фрисби, воланы и воздушные змеи. По земле метались струи из водяных пистолетов и отблески огня, танцующего в руках мастеров поинга. Художники помогали детям рисовать по ткани, артисты крутили флаги, светящиеся шары и играли на музыкальных инструментах разных народов. А на лицах детей светились нарисованные мастерами фэйс-арта узоры, маски и их собственные улыбки.

Акция удалась и даже вышла за рамки своих задач. На территории отдельно взятого двора ребятам совершенно случайно удалось добиться той самой естественной толерантности, о которой так любят говорить в либеральных кругах. Уже после захода солнца, когда закончилось и файер-шоу, и концерт у костра, ошеломленные неожиданным для здешней глуши событием питерские дачники подходили к волонтерам, задавая вопросы о детях, о доме-интернате и о семейном проекте в Федково.

Возможно, ответы они потом транслировали своим друзьям и коллегам. Возможно, кого-то эти рассказы заставили залезть в интернет и посерфить несколько сайтов по сиротской тематике. Совсем маловероятно, но, может статься, в результате этих действий в России все же появится еще одна приемная семья, в которую будет устроен ребенок-инвалид.

Эта семья может быть какой угодно - бедной или обеспеченной, религиозной или атеистической, с пожилыми супругами или молодыми парами, живущими в "гражданском браке". Главное - то самое слово, "семья". Сколько в ней человек, какого они пола и насколько успешна их карьера, "государственному" ребенку не столь важно. Гораздо важнее, что в его жизни появятся его персональные взрослые. Личные. Индивидуальные. Не государственные.


5891715222782049.html
5891950837559759.html
5892062768375949.html
5892147956609676.html
5892227475170436.html